Журналистка The Financial Times Пилита Кларк рассказала о новой методике проведения собеседований, которую тестирует McKinsey, и порассуждала о будущем работы в целом
Последние четыре месяца 2000 человек, пытающихся получить работу в McKinsey, сажают перед монитором компьютера, на котором изображена картинка с островом и подписью: «Вы смотритель острова, где растения и животные живут в разных экосистемах».

Это начало компьютерной игры, которую тестирует компания, пытаясь определить и переманить к себе умных и технологически подкованных людей.

Я узнала об этом несколько недель назад, когда мне об этом рассказал знакомый. «Как странно», – подумала я и задалась вопросом, позволит ли McKinsey сыграть в эту игру мне. В итоге компания согласилась, хотя вскоре я пожалела об этом.

Сначала все было хорошо. В офисе организации в Лондоне меня пригласили в комнату с ноутбуком. Сотрудники компании объяснили мне, зачем они тестируют игру. Оказалось, что даже компания, которая проводит собеседования с 750 тысячами человек в год – и нанимает менее 1% – не застрахована от технологических сбоев. Клиенты McKinsey просят их помочь ориентироваться в мире больших данных и других технологий, поэтому организации нужно нанимать все больше персонала – желательно перед тем, как их переманит к себе Google или Facebook.

Проблема в том, что их процесс собеседования довольно сложен. Сайт Glassdoor три года подряд называл его самым сложным в мире. Это либо отталкивает нужных людей, либо мешает найти их. Поэтому McKinsey решила проверить, сможет ли игра в дополнение к другим заданиям упростить поиск талантов.

Как только я включила ноутбук, я пережила уже знакомые неприятные ощущения – а именно страх перед собеседованием.

Конечно, играть мне пришлось не в GTA. Сначала мне нужно было разобраться, как построить правильный коралловый риф, что на самом деле сложнее, чем кажется, даже когда вам сказали, какую рыбу и кораллы следует выбрать и на какой глубине все это разместить. Затем мне нужно было спасти стаю птиц от ужасного вируса.

Я не думаю, что мой риф был полным провалом. Но с птицами все было куда хуже. Я не могла высчитать правильную микродозу вакцины, из-за чего многие умирали.

Кто-то вежливо пробормотал, что ни один кандидат не будет исключен из игры. Я же решила закончить игру раньше, чем смогла бы продемонстрировать всем, что не подхожу для этой компании.

На самом деле, я не знаю наверняка, какие впечатления получает среднестатистический кандидат от этой игры. Я подозреваю, что она ему нравится.

Игра McKinsey была разработана американским стартапом Imbellus, чья основательница Ребекка Кантар хочет радикально изменить способ оценки способностей кандидатов на работу. Кантар считает, что в эпоху автоматизации нужно тестировать мышление людей, а не только их знания, и работодатели должны понимать навыки, которые определяют человеческий интеллект. Многие влиятельные люди согласны с ней.

McKinsey правильно делает, что тестирует ее идеи, но компания не должна на этом останавливаться. Всем нам важно знать, как эти теории работают на практике.

Источник: https://rb.ru/story/interview-of-the-future/